Неприступные Пески взяты: казалось, что надежда на победу там провалена в зыбучий песок

Неприступные Пески взяты: казалось, что надежда на победу там провалена в зыбучий песок

Марина Ахмедова член Совета по правам человека при президенте РФ, автор журнала «Эксперт» в своём авторском Telegram-канале — о значении взятия Песок.

«О существовании посёлка Пески я впервые услышала в 14-м. Мне тогда название ни о чем не сказало. Единственное, что удивило — ударение. Оно ставилось на первый слог. И даже с неправильным ударением это слово вызывало ассоциации с зыбучими песками. Мне говорили, что до войны Пески был дорогим посёлком, и жить там было престижно. А я все равно уже привыкла представлять пески — желтые, как на терриконе.

Из Песок Украина терроризировала Донецк 8 лет. Говорили, что посёлок уже вконец разбит, там нет домов, нет жителей. Одни укрепрайоны.

Но огонь по городу оттуда никогда не прекращался и принёс много горя. В 14-м на трассе возле Песок меня арестовал „Правый Сектор“*, и мне это название стало нравиться ещё меньше. Оно никому в Донецке уже не нравилось. Пески были неприступными. Многие так думали. А когда о чем-то думаешь слишком долго, даже если это — самое ужасное — то ты привыкаешь так думать и неприступность становится фактом, данностью, неоспоримым явлением. И в какой-то момент как будто даже стало естественным то, что Пески не могут быть взяты. Что надежда на победу там провалена в зыбучий песок.

Поселок — под самым боком у Донецка, но если бы он был сам, но себе! Нет, он был зубом большого зверя, вгрызшегося в чужую землю, вцепившегося в неё всеми когтями.

Пески были передним краем украинского фронта. Невозможно было выдернуть зуб, не вступив в схватку с самим зверем. Сегодня зуб вырван — Пески взяты нашими военными. А дальше сами судите о состоянии зверя».

*террористическая организация запрещённая в РФ