Когда закончится мобилизация…

Когда закончится мобилизация…

Читая украинские паблики, приходишь в ужас от их сообщений о нас — пестрят фотографии массовых кладбищ с безымянными могилами неизвестных солдат, со скоростью лесного пожара разлетаются видео с допросами пленных резервистов, на конвейер поставлен поток перехватов телефонных разговоров мобилизованных с паническими новостями и кошмарными подробностями кровавой бойни.

А лукавые бесы с украшенных трезубцами трибун вещают от страшных потерях Народной милиции.

И ведь потери действительно страшные… Но не своим количеством, за которым кроются сводящие с ума цифры убиенных, а просто потому, что гибель даже одного-единственного человека — уже само по себе страшно. Жизнь людская бесценна, ее не измерить ничем.

И вот тогда вокруг разверзается ад — истерзанная душа нигде не видит даже проблеска малейшей надежды…

И поэтому измученный многомесячным самоистязанием мозг отказывается вообще что-либо воспринимать…

Но если все-таки попытаться достучаться до сознания человека и задать ему тот самый нужный и необходимый вопрос, иногда случается чудо. Пусть настолько микроскопически малое, что его даже как чудо и не воспринимаешь — до такой степени оно незаметно.

А вопрос этот прост — почему мы верим врагу, который хочет нас уничтожить? Откуда ему знать о наших потерях?

У военной пропаганды есть незыблемое правило — преуменьшать свои потери и преувеличивать потери противника. И это правило действует всегда и во все времена.

Так почему мы должны на слово верить врагу, который цинично врал все эти годы? Неужели прекратились страшные обстрелы наших городов со стороны ВСУ и цинично-издевательское украинское улюлюканье, что мы сами себя обстреляли? Неужели прекратились теракты и диверсии на нашей земле, которыми с завидной регулярностью кошмарят нас украинские спецслужбы, при этом на все лады обзывая нас террористами — хотя со стороны ДНР не было ни одного случая поджога, взрыва или убийства на подконтрольной Украине территории…

Если враг лжет в этом, — а мы видим и знаем это прекрасно, — то почему он не будет лгать и в другом?

Почему тогда мы не верим врагу в одном, но доверчиво раскрываем глаза на другое? Почему?

Это очень простой вопрос. И когда мы начинаем думать над ним, мрачная картина происходящего вдруг начинает давать трещину. Потому что есть или ложь, или правда. А третьего не дано…

И вот тогда и случается то самое очень маленькое, но так необходимое каждому из нас чудо — чудо надежды, которая вдруг искоркой вспыхивает где-то в глубинах нашей души.

И мы начинаем слушать — и сравнивать. Хотя сравнение — дело неблагодарное. Особенно на войне…

И вот только тогда мы вдруг широко открываем глаза, видя цифры — те самые, страшные — про потери. И понимаем, что ежедневно гибнущие в боях с Народной милицией 100 человек из ВСУ согласно признанию самого же Зеленского — это все-таки больше, чем 27 наших военнослужащих за целую неделю из сообщений Басурина. И даже если лукавят оба спикера, преуменьшая свои потери, то ведь это правило действует в обе стороны, не так ли? И в любом случае, 100 человек в день — это намного, если не сказать, кратно больше, чем 27 за целых семь дней…

Сравнение — дело неблагодарное. Особенно, когда сравниваешь гибель людей. Просто потому что жизни человеческие — бесценны. И смириться с этим невозможно — как невозможно смириться и с войной.

И все-таки — мы побеждаем. Да, медленно и не всегда даже умело. Но мы побеждаем, и куют эту победу вчерашние шахтеры, металлурги, учителя и офисные работники. Те самые мобилизованные резервисты, многие из которых даже автомата в руках никогда не держали. 

Да, есть много тех, которых уже никогда не вернуть… Да, госпитали переполнены, но все-таки в лазаретах лежат живые. И многие из них отнюдь не раздавлены происходящим — они опять рвутся в бой, чтобы отомстить за павших товарищей. 

А еще больше тех, кто находится в строю — и они пусть медленно, но неумолимо продвигаются шаг за шагом вперед, выгрызая свою землю у врага.

Потому что Донбасс — это прежде всего характер: упрямый, настойчивый и железный.

И все эти мобилизованные посуровевшие мужики все равно рано или поздно вернутся домой — и вернутся с победой. И их будет большинство…

Виолетта Орлова, специально для «Русской Весны»